Друзья! Все прогулки теперь по погоде, анонсы и билеты публикую дополнительно

Ежик и башня

Ежик и башня

Действие времени порой причудливо. На самом берегу, на месте этой башни, когда округа была обеспокоена только чавканьем насосов местной пескобазы, - здесь стоял яхт клуб, в котором я трудился юнгой парусного брига "Триумф". Каждый год мы красиво выходили в залив, и платили по счетам этой красоты осенью и весной, когда огромный корабль нужно было отдраивать, красить, и приводить в светское состояние поживший трюмный гальюн. Рядом с местом нашей швартовки косились эллинги рыболовецкой базы. При громком названии, это был всего лишь деревянный ветхий барак, в торце которого стояла поржавелая буржуйка. Он был по-своему уютный, особенно зимой, с мороза: по стенам густо навешаны сети, как портьеры в старом театре, пахло солёной рыбой и дымком.


Смотрителем барака работал полуспшийся рыбак по кличке "Ёжик". Любопытный такой типаж. Ёжик носил потертый значок "Победитель соцсоревнования", никогда не вынимал руки из своего древнего ватника, а если и делал это, то в них, как правило, блестел стакан или бутылка с чем-то мутным. Ёжик был немногословен, но в целом очарователен, лет ему было между тридцатью и пятьюдесятью, точнее сказать сложно. Поседевший брюнет с родинкой у носа, он подбрасывал в печку щепу от ящиков из под рыбы, и в любую свою фразу добавлял частицу "птить": "я, птить, приболел", "рыба нынче, птить, мелкая", "погода, птить, шепчет" и т.д. С Ёжиком было весело.
 

 

Однажды Ёжик пропал: не вышел на работу, и больше на базе никогда не появлялся. Избушка с буржуйкой словно опустела.

 

Прошло много лет. Ушла моя дивная юность, и вместе с ней снесли старенький барак и яхт-клуб, чтобы поставить на их месте хладную башню из стекла и металла. Многоуровневую, как купе поезда очень дальнего следования, и торжественную, как портрет американского президента. Всякий раз, когда я смотрю на нее, я не могу отделаться от наваждения, что где-то там, в недрах футуристического строения, на паркинге, между зонами А и В - потрескивает буржуйка обвешанная сетями, у нее сидит невозмутимый Ёжик, подбрасывает щепки в огонь, и тихонько бормочет под нос:

 

"И рыба нейдёт, и башню, птить, поставили".


  • Сайт
  • Билеты