Ближайшие прогулки 28-го, 29 и 30 апреля, билеты в продаже

Литературные места Блока в Петербурге: Петроградка и лирическая драма "Незнакомка"

СТАТЬЯ - ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ТЕКСТ: АВТОР ИСТОРИЧЕСКИХ ЭКСКУРСИЙ ВЛАДИМИР ГУСАРОВ

"А меня все больше и больше тянет на Большую Зеленину" -

слова Александра Блока из воспоминаний Юрия Анненкова

Эта тема давно увлекала, но в деталях подробно не обсуждалась. Поэтому, как часто бывает, я сам попробовал воссоздать то, чего самому же и не хватало. Как известно, юность Александра Блока прошла в Санкт-Петербургской части, как прежде назывался Петроградский район Петербурга. Куда неожиданней было когда-то узнать, что поэт жил в офицерской казарме на Петроградской набережной, о чем Александр Александрович говорит в своих биографических записках:

Осенью 1906 года поэт вместе с супругой Любовью Дмитриевной Менделеевой впервые снял отдельную квартиру в доходном доме Тимофеева на Лахтинской улице в доме №3 кв. 44. Супруги прожили в квартире меньше года, но именно здесь происходили домашние репетиции с актерами театра им.Комиссаржевской, и здесь же Блок написал лирическую драму “Незнакомка” - пьесу, которая в чем-то развивала и дополняла написанное весной того же года знаменитое одноименное стихотворение.

 

Неудивительно, что вечерами поэт любил гулять по этому околотку Петербургской части и важное для всего рассказа подтверждение тому я встретил однажды в воспоминаниях Дмитрия Лихачева:

Очевидно любимый маршрут прогулок поэта мог быть таким: от Лахтинской к трактиру в Геслеровском переулке (прежнее название Чкаловского проспекта), далее по Большой Зелениной улице, через Колтовской мост, и на Крестовский остров. Пьеса “Незнакомка” состоит из трех частей-“видений”: первое - в уличном кабачке, второе - на мосту, и третье - в квартире. Зная все это, можно чуть подробнее истолковать место действия второго “видения” “Незнакомки”, ведь оно начинается с описания именно этого квартала, его несложно узнать:

“Последние дома” - это доходные дома №44/6 (1900-й год) и №41 (1896-й год) работы архитектора Павла Мульханова, которые завершают Большую Зеленину улицу. Поскольку перед ними начинается широкое и резкое возвышение трассы на упомянутый Большой Крестовский мост, они действительно и сейчас производят впечатление некоторого обрыва. “Прямая, как стрела, аллея” - это бывшая Петербургская, а ныне Петроградская улица из темноты которой выходит на мост один из героев. А “тихие корабли” - скорее всего относились к лесопильному заводу богатых купцов Федора и Николая Колобовых, который располагался по соседству еще с конца 19-го века. Лес сюда свозили деревянными барками, их сходилось так много, что часто за ними не было видно воды, и даже после революции это место Малой Невки всегда было заполнено судами. Более того, во времена Блока сквозной проезд по части Песочной набережной, прилегающей к краю Левашовского проспекта и вовсе отсутствовал, поскольку даже еще и в советское время берег до самого края был завален огромными пирамидами бревен для лесозаготовки. Тут же, дальше за мостом, вдоль Колтовской набережной (ныне Адмирала Лазарева) стояли кирпичные корпуса Донецко-Юрьевского металлургического общества, которое тоже держало у берега корабли.

Словом, в 1900-е годы это была каноническая промышленная окраина города, чуть оживленная угловой аптекой и рестораном “Монплезир” в уже упомянутом доходном доме №44/6 купца 2-й гильдии Алексея Корниловича Корнилова, владельца зеленных и мясных лавок. Исторически оба участка перед мостом принадлежали именно ему.

 

Петербургско - Крестовский, он же Колтовской, а ныне Большой Крестовский мост появился на месте старинного перевоза еще в 1850-м году. Это был деревянный балочный мост, его несколько раз перестраивали, в том числе для прокладки путей железной конки. К 1904-му году он пришел в такую ветхость, что движение перекрыли, а через год и вовсе закрыли на капремонт. То есть, к моменту написания пьесы мост был обновлен, но все еще был деревянным. Именно на нем происходит едва ли не ключевой эпизод - явление Незнакомки и ее разговор с главными героями:

Мост и корабли с мистическими огнями упомянуты в пьесе несколько раз, словно являются некоторым символическим рефреном-наваждением. Образ надвигающихся кораблей заявлен и в первой части в описании заведения: “Уличный кабачок. Подрагивает бело-матовый свет ацетиленового фонаря в смятом колпачке. На обоях изображены совершенно одинаковые корабли с огромными флагами. Они взрезают носами голубые воды. За дверью, которая часто раскрывается, впуская посетителей, и за большими окнами, украшенными плющом, идут прохожие в шубах и девушки в платочках - под голубым вечерним снегом. За прилавком, на котором водружена бочка с гномом и надписью "Кружка-бокал", - двое совершенно похожих друг на друга: оба с коками и проборами, в зеленых фартуках; только у хозяина усы вниз, а у брата его, полового, усы вверх.”.

 

Ближайший питейный дом еще с 19-го века находился на Барочной улице и назывался “Барка” - по станции барочного леса на реке Карповке, где старые барки шли на слом. А чуть дальше, за нынешней станцией метро “Чкаловская” в несохранившемся до нас доме №12 по Большой Зелениной работал трактир ”Северный медведь”: художник иллюстратор поэмы "Двенадцать" Юрий Анненков, живший одно время в этих местах, пишет в дневнике, что по словам Блока именно с этого заведения и была "зарисована" первая часть пьесы:

Иосиф Бродский однажды очень точно сказал о Петербурге:

Мифологизация петербургских мест благодаря Александру Блоку дошла и до такой заурядной городской окраины как исторические Колтовская и Зелейная слободы Санкт-Петербургской части. Их малолюдье и аскетичная пустынность стали вдруг поэтически притягательны и сыграли свою сказочную роль в произведении. Но они же привели к тому, что эта история Блоковских мест долгое время была словно в забвении: никто не покушался рассматривать глухой отшиб Петроградского района в связи с прочтением одного из ярких произведений гения Серебряного века.

| текст: Владимир Гусаров | Прогулки по иному Петербургу | при переопубликации материала ссылка на источник и автора обязательна |


  • Сайт
  • Билеты