Друзья! Все прогулки теперь по погоде, анонсы и билеты публикую дополнительно

Юлий Цезарь Балталон: история старинной фотокарточки

Эту фотографию я выудил из переполненного старыми карточками лотка старьевщика в лавке на Удельном блошином рынке. В тот день я купил с десяток таких cart de visit начала века в изящных паспарту из бристольского картона, который в 19-м веке привозили в Петербург из Англии, чтобы производить фирменные бланки для городских фотографов. Такой картон был надежен, прекрасно держал удар времени и был основой как для самой фотографии, так и для рекламы мастерских, где она была сделана. Меня интересовали только паспарту отпечатанные на знаменитой фабрике бланков Иосифа Николаевича Скамони, поскольку именно о ней шел рассказ на моей экскурсии по Васильевскому острову, где фабрика работала с 1879 года. Я очень хотел показать своим участникам настоящие карточки.

И вот случай: единственной фотографией, паспарту которой не было отпечатано у Скамони - была эта. Я взял ее просто потому, что мне понравился статный господин в «усах кольцом» как тогда говорили. Бланк был напечатан в Вене, а сам портрет сделан в Астрахани, в фотоателье Станиславы Климашевской. Станислава Ивановна - известный астраханский фотограф, у которой, к слову, снимались даже Николай Чернышевский и отец Иоанн Кронштадский. На обороте снимка, по обыкновению тех лет, перьевой ручкой вполне разборчиво была выведена подпись: «Дорогому товарищу и другу Виктору на добрую память от Юлия Балталон. 13 августа, 1912».

Я даже представить не мог, что эта карточка, спонтанно выбранная мной в бюро скучающего антиквара окажется портретом представителя одной незаурядной творческой семьи конца 19-го века - династии французского происхождения - Балталон.

 

Странно было бы рассчитывать, что случайное имя на обороте заблудившейся фотографии из исчезнувшей сто лет назад империи может оказаться в сети. Но фамилия все же редкая, а невероятное входит в жизнь именно когда ты допускаешь его появление: поэтому я вбил имя в поисковик и обнаруженное мною стало причиной большого удивления и этой статьи.

 

Человек при усах с фотографии - Юлий Цезаревич, или иначе - Юлий Кесаревич Балталон - сын известного в начале 20-го века публициста, педагога, теоретика образования детей раннего возраста Цезаря Павловича Балталон. Цезарь Павлович родился 8 января 1855 года и посвятил жизнь работам по психологии детского и школьного образования. Именно он впервые поднял вопрос об игре как форме обучения детей, и кроме новаторских идей в области экспериментальной психологии был также известен своим знанием и критикой работ Виссариона Белинского, преподавал русский язык в гимназиях Москвы. Его труды издавались, некоторые стали пособиями для поколений учителей и специалистов по психологии образования. Его имя внесено в Российскую педагогическую энциклопедию, где среди прочего можно прочесть: «Считал, что тренировочные упражнения противоречат природе письма. Основными видами письменных работ признавал "переложения" и сочинения, в которых видел средство развития творческих способностей, воспитания мышления и закрепления навыков письма».

 

Балталон был противником «объяснительного чтения» по хрестоматии, в те годы оно нередко сводилось лишь к толкованию отдельных слов и понятий, а не осмыслению произведений в целом. Поэтому его «Пособие для литературных бесед и письменных упражнений» изданное в 1891 году -  было очень популярно среди словесников и учащихся старших классов, которых он призывал уйти от формализма к живому чтению, беседам и обсуждению книг. В 1909 году на втором всероссийском съезде по педагогической психологии, который проходил в Петербурге, именно Цезарь Павлович читал доклад «Экспериментальное исследование классного чтения».

Словом, человек это незаурядный, в чем-то определивший пути российского гуманитарного образования начала 20-го века. Любопытно, что имя Балталон упоминается в мемуарах знаменитого театроведа и литературного критика Сергея Кара-Мурзы (1878-1956). Рассказывая о московском литературном салоне Варвары Морозовой, он пишет: «Организатором тамошних литературных собеседований был популярный москвич — Цезарь Павлович Балталон. Это был оригинальный и любопытный человек. Достаточно указать на то, что он вмещал в себе самые неожиданные свойства и интересы. Он был француз по национальности, католик по религии, говорил с заметным романским акцентом; по образованию был юрист, по своим научным симпатиям — философ; писал он почти исключительно об эстетике Белинского. На эту тему он оставил несколько книг. А быть ему пришлось преподавателем русской словесности в кадетских корпусах, и в свободное время исполнять обязанности, так сказать, церемониймейстера по литературным делам в салоне московской купчихи. Это ли не разнообразие профессий. Свое назначение у Варвары Алексеевны он выполнял прекрасно. Приискивал докладчиков, намечал темы, руководил прениями и вообще всячески оживлял беседу. Я не сомневаюсь, что когда-нибудь в книгах московских мемуаристов много страниц будет отведено Цезарю Балталону».

Цезарь Павлович умер в 1913 году. Увы, мемуаристы так и не почтили его заметным вниманием, но даже при этом, мы уже знаем о нем достаточно, чтобы составить впечатление и рассказать, наконец, о его сыне, человеке с  фотографии, новостей о котором с начала 20-го века куда меньше, чем о его харизматичном отце.

 

Юлий Цезаревич Балталон до революции серьезно занимался изучением колебания уровней воды в акваториях, и даже издал в 1913 году книгу «Первый опыт лимниграфических наблюдений в устье Волги», для чего приехал на три года в Астрахань, где упоминается в справочнике «Вся Астрахань» за 1900 -1916 годы. Именно во время работы над книгой, по-видимому, и была сделана найденная мной фотография при пенсне за лацканом пиджака. Была ли она подарена некоему Виктору в 1912 году на Волге или во время приезда в Петербург, как вообще сохранилась и оказалась в мелочной лавке на Уделке - все это можно оставить на волю нашего воображения, которое иногда подсказывает совсем нетривиальные ходы и вероятности. Но немного зная источники мелочных лавок предположу, что фотографию однажды выбросили или продали вместе с архивом человека, которому она была подарена.

 

Интересно, что Юлий Кесаревич пережил революцию и до 1970 года работал в Калининградском Техническом Университете. Еще более интересно то, что его родственник по линии отца, наш современник, Владимир Балталон, вот уже десять лет разыскивает свою родню по этой линии и даже обращался на портал проекта Первого канала «Жди меня». Я не поленился, заполнил анкету, и отослал в редакцию и самому Владимиру сообщение о своей находке, но ответа пока не поступало.

 

Мне думается, что история это не столько книги в библиотеке и помпезный рассказ просвещенных мужей, сколько живой дух событий и людей, который может сказываться и раскрывать себя даже из самой простой вещи в ваших руках или перед вашим взором. Я убежден в этом и во многом положил этот принцип и в свои исторические экскурсии. Надеюсь, что история этой фотографии еще не завершена и мое недавнее послание потомкам Балталон будет прочитано.

 

В таком случае: продолжение следует…

 

 

Текст и фото: Владимир Гусаров | PROGULKA.PRO | Прогулки по иному Петербургу | При переопубликации ссылка на источник и автора статьи обязательна.


  • Сайт
  • Билеты