Ближайшие прогулки 21 и 22 мая, билеты имеются!

Иной Петербург стрит фотографа Арины Бедрик

Мне внутренне близки такие фотографы как Арина. Авторы, чьи отношения с городом не "выбор локации", а саморастворение в Петербурге и его архитектурной повести. Авторы, способные на фотографию как форму медитации и созерцания, а не подгонку видов под расхожие сетевые штампы. Их творчество сосредоточено на границе внутреннего разговора с собой и городом. Только из такой беседы рождается настоящее наблюдение, все прочее - та или иная степень постановки. Фотограф и журналист Арина Бедрик - автор склонный к минимализму в его самом благородном проявлении, ее взгляд порой наивен, порой восторжен, но именно это оберегает нас от предвзятости в видении вещей и создаёт открытость города и кадра. Я поговорил с Ариной о ее ощущении иного Петербурга, о городской фотографии и любимых местах.

 

фото: Арина Бедрик

текст: Владимир Гусаров

- Ты говоришь обычно "в Петербург" или "в Питер"? Для тебя есть вообще разница, и в чем?

 

«В Питере» можно иногда, между делом, походя, как бы просто обозначив точку на карте, когда не задумываешься, что же в этой точке. «В Петербурге» же говорить гораздо приятнее. И тогда, лишь произнося это, сам для себя вкладываешь в это название какой-то объем и все, что составляет твою жизнь здесь.

- Что для тебя в Петербурге — самый настоящий Петербург, и почему?

 

Крыши, особенно старые, ржавые, но сейчас таких почти и нет. Крыша — самое комфортное для меня пространство. К счастью, у меня есть выходы из квартир, где я иногда живу, поэтому посторонних людей я не тревожу.

 

Вода. После Венеции меня завораживает такое природное явление, как наводнение, и в Петербурге мне тоже интересно наблюдать за уровнем воды. Высокая вода действует на меня как гипноз.

 

Бесконечные дворы, в которых страшновато в любое время суток, но не можешь отказать себе в удовольствии заглянуть ещё в одну арку.

 

Мастерские художников и квартиры в старом фонде. Заходишь и понимаешь — вот он, настоящий.
 

- Ты сделала свою недавнюю персональную фотовыставку в галерее "Негосударственного Нерусского Музея", которая напомнила мне андеграундные квартиры Ленинграда 80-х годов, почему тебе близка эта эстетика, что для тебя Ленинград, что тебя в нем удивляет как представителя уже постсоветского поколения?

 

Мне немного жаль, что я могу узнать об этом только по рассказам старших товарищей или родителей, из фильмов или мемуаров. Наверное, эстетика близка как раз потому, что с детства вокруг меня очень много историй о том времени и атмосфере. При этом Ленинград и СССР существуют для меня в параллельных вселенных и не ассоциируются друг с другом.

 

Для меня Ленинград — это, например, Ленинградский рок-клуб и все вокруг него. Меня, скорее, удивляет, что большинство моих ровесников не в курсе, что это и о ком речь. Я обожаю Ленинград на фотографиях Бориса Смелова, когда он не сделанный, как сейчас, а весь какой-то обшарпанный, с теми самыми ржавыми крышами, деревянными рамами, падающей штукатуркой, старыми вывесками. Та же история про андеграундные квартиры и мастерские. Мне хотелось бы такое снимать, но сейчас мы с большей вероятностью встретим иномарки, стеклопакеты и евроремонт.

- Я знаю, что ты любишь Петроградку, и даже частенько бываешь там в бывшей Колтовской слободе, где я вожу экскурсии, как ты ощущаешь эти места, чем они особенны для тебя, что там тебе нравится?

 

Это прозвучит странно, но, возвращаясь из центра именно в Колтовскую слободу, я себя ощущаю как на даче. Дом родителей спрятан между вновь и вновь вырастающими дорогими ЖК. При этом у нас зеленый двор, рядом маленькая улочка с гаражами, набережная без ограждений — можно спуститься к Малой Невке, прямо к воде и посидеть на травке. Много полузаброшенных зданий, на крышах которых растут деревья. Мне в этом уютно.
 

- Что такое городская фотография на твой взгляд, что нужно, чтобы она получилась?

 

У каждого по-своему... И у меня она тоже отличается, в зависимости от того, с каким я сегодня объективом. Ничего такого особенного не нужно, увидеть что-то, что цепляет именно тебя. Как и в других жанрах — цвет / свет / композиция. Для меня городская фотография делится на стрит-фотографию и архитектурную. В первом случае ко всему вышеперечисленному важен персонаж в кадре, во втором — геометрия или детали. Мне интереснее изучать как раз то, как человек существует внутри города. Снимок без человека мне кажется более простым. Но такие фотографии мне пока лучше удаются в Европе, чем в России.

 

- Чем тебе больше всего привлекателен город в фотографии, какие места и здания ты охотнее снимаешь?

 

Статистически получается так, что в Петербурге - это Исаакиевский собор: снизу, сверху, с крыши, с воды, с другого берега, между домов. Возможно, это банально, но он не перестает привлекать мое внимание. Брандмауэры с одинокими окошками, что-то неотремонтированное и потому разноцветное, что-то геометричное: вертикали домов, окна, провода. Сложно выделить что-то конкретное.

 

- Петербург это депрессивный город, или это, все-таки, штамп?


Смотря с чем сравнивать. Мне иногда случается бывать, например, в Череповце. После него Петербург совсем не кажется депрессивным. Теплую половина года я в восторге от города. В ноябре становится довольно сложно, и хочется проснуться уже в конце марта. С другой стороны, пару лет назад была теплая европейская зима почти без снега, и это переносилось гораздо проще.

- Я знаю, что ты немного связана с апарт-бизнесом, за что иностранцы обычно любят Петербург, чем восхищаются? Что вы показываете им?

Мы ведём их на нашу крышу и катаем на дружеском катере по рекам и каналам. Все классические достопримечательности они и сами знают, поэтому можем посоветовать, например, пригороды, творческие кластеры, креативные общественные пространства, а по вечерам — бары на улице Некрасова.

- Есть ли у тебя предпочтения в архитектурных стилях? Может быть любимый дом?

Меня завораживает северный модерн Петроградской стороны. При этом любимое здание к этому стилю никакого отношения не имеет — дом-утюг на углу Садовой улицы и Фонтанки.

- Бродский любил часами стоять на Литейном мосту и в арке перед Михайловским замком, он поэтизировал эти места, есть ли в Петербурге места, где ты тоже могла бы постоять подольше, и которые готова поэтизировать в фотографии?

 

На набережной реки Мойки с видом на Почтамтский мост и ДК Связи. В идеале смотреть на них с воды. На набережной Зимней канавки от Миллионной улицы до Эрмитажного моста. Очень люблю гулять по каналу Грибоедова от Невского и до площади Репина.

 

- Ты часто путешествуешь, многие говорят, что Петербург очень похож на европейские города, хотя лично я так не вполне ощущаю, но мне интересно, что на твой взгляд в Петербурге реально есть от Европы, а что тебе хотелось бы сюда оттуда привнести?

 

Все столичные города в той или иной степени похожи: вот главные гигантские улицы с модными магазинами, известными брендами, дорогими ресторанами (ну либо Макдональдсом). Отходишь на пару кварталов в другую сторону и замечаешь маленькие галереи, книжные, уютные кафе, местные бары. Мне приятнее второе. Мне хотелось бы, чтобы люди побольше улыбались. Хотя, наверное, это относится не именно к Петербургу, а к России в целом. Каждый раз после возвращения первое, что мне бросается в глаза, это очень серьезные лица. Ощущение, что русский человек всегда погружен в глубокую тоску или обдумывание экзистенциальных проблем. А если ты идешь и улыбаешься, все смотрят на тебя так, будто с тобой не все в порядке.

 

- Я знаю, что ты без ума от Венеции, насколько по твоему правомерно называть Петербург Северной Венецией?

Да не очень правомерно. Однажды я стояла на Фонтанке и подумала, что у обоих городов не цвета, а оттенки, схожая палитра. Для меня разве что в этом сходство.
Забавно — в Венеции я рассказывала итальянцам, что Петербург так называют. Ребята очень удивлялись и говорили, что слышали такое только про Амстердам или Копенгаген.

- Если жить не в Питере, то где, и почему?

Многие со мной не согласятся, но мне с первого раза полюбился Париж. После я знакомилась со многими другими городами, но нигде мне не хотелось остаться жить навсегда. Париж — полноценный город. Со всей необходимой инфраструктурой, при этом безумно красивый. Как раз Париж кажется мне очень похожим на Петербург. Я была там больше десяти раз, и каждый раз хожу, открыв рот, настолько меня поражают архитектура, перспективы, масштаб, сочетающиеся с трогательными булочными, кофейнями, уютными барами, узкими тротуарами, французами с багетами в обнимку.

ТОП-3 НЕОБЫЧНЫХ МЕСТ ПЕТЕРБУРГА ОТ АРИНЫ БЕДРИК

1. Было в моей жизни одно место, но сейчас мне и, скорее всего, всем остальным оно недоступно. Крыша, на которую попадаешь из двора то ли дома 6, то ли 8 по Шпалерной улице, с видом на Кутузовскую набережную. Там нет ограждений, и если сидеть наверху, подальше от края, то проезжей части не видно. Только темная бесконечная вода. 

2. Старо-Калинкин мост, ведущий в Коломну. Трамвайное кольцо, трамвайные пути на набережной, что в Петербурге редко встретишь, вид на доходный дом Кудрявцевой (дом-утюг), пересечение Фонтанки с каналом Грибоедова. Здесь как будто все заканчивается и все начинается.

3. Участок набережной канала Грибоедова от Харламова моста до Львиного. Почему-то он мне кажется очень трогательным. Там хорошо гулять летом на рассвете по узкой дорожке под зелеными деревьями. От дома 113 открывается вид на еще один дом-утюг напротив (Грибоедова, 100), который заворачивает вместе с каналом.

Беседовал Владимир Гусаров, при переопубликации материала ссылка на источник и автора обязательна.

ИНСТАГРАМ АРИНЫ БЕДРИК

  • Сайт
  • Билеты